Серия 6. Овин, Плёс

нипанятное 6

Аркадий открывает глаза и обнаруживает, что сидит одетый в парадный княжеский мундир в роскошном кожаном кресле, стоящим посреди необъятного помещения. Бревенчатые стены теряются где-то во мраке, на земляном полу кучами свалены кули со свеклой.
Аркадий не чувствует тела, не может двигаться. Проходит несколько минут, в течение которых он медленно осматривает помещение.
Лунной походкой в центр комнаты (зала? склада?) выходит еж размером с теленка. Он останавливается рядом с Аркадием, некоторое время смотрит на него и говорит: «Ай лакакоп» Аркадий с недоумением смотрит на ежа.
С его уст срывается недоуменное «Атш?»
Еж подходит наш ближе к Аркадию и громко повторяет: «АЙ ЛАКАКОП!»
Аркадий отворачивается от ежа и дважды моргает наоборот.
Камера медленно летит над лесом, целиком состоящим из гигантских валуёв. Неспешно течет широкая полноводная Волга. Стадо гусей величаво топает вдоль лесной дороги. Волга водопадом сверзается в чашу Восточно-Европейской равнины, радугой играя в лучах солнца. Поверх радуги возникает надпись «NIPANYATNÆ».

***

По лесной дороге, петляющей среди огромных грибов, едет ладный фаэтон, запряженный парой вороных (один серый, другой в яблоках).
Лошадями правит Вениамн Аркадьевич Дрелинг, либерал и шахматист.
Его единокровный брат Аркадий Сигизмундович пытается писать дневник, ставя на кочках особо увесистые кляксы.
«Дуся, я в жизни не видел столько валуёв, да таких огромных! Ты не поверишь, но я только что проехал на коляске через сквозное дупло в ножке гриба».
Фаэтон проезжает табличку с надписью: «Добро пожаловать в Плёс. Население 5120,1 человек».
Аркадий продолжает писать: «Дуся, ходят слухи, что в этих краях отлично пекут коцебяки. Моя святая обязанность — отделять факты от вымысла. Я чувствую, что не могу остаться в стороне, когда заходит речь о столь священном предмете, как коцебяка».
Лошади останавливаются у трактира. Мимо проходят, громко гогоча, упитанные плёсские гуси. Аркадий предлагает на время отбросить проблемы ученого мира и оценить величайшее достижение современности: горячие коцебяки, запах которых пронизывает весь городок. Он завел правило: каждый день делать себе подарки, как бы ни был занят: новую сорочку или чашечку узвара со свекольной коцебякой.
— И теперь у нас 40 сорочек, перепачканных свеклой. Аркаша, когда же ты повзрослеешь.
В трактире Аркадий заказывает кружку чертовски хорошего узвара и вступает в беседу с местным полицместером Игорем Хруминым.
Тот рассказывает, что третьего дня при загадочных обстоятельствах была найдена мертвой девица Лариска Паломникова. Кто-то задушил ее, засунул тело в мешок из-под свеклы и сбросил в Волгу.
Аркадий спрашивает посетителей трактира их мнение о Лариске. Все отвечают, что девушка она была хорошая, дородная да веселая. Однако помощник полицмейстера Адик и его жена Люска открывают секрет: днём Лариска работала барщину, а по ночам промышляла в трактире самым непотребным образом.
Братьев заинтересовывает история таинственной смерти Лариски и они решают остаться, сняв комнату в трактире.

***

«Дуся, тебе никогда не казалось, что ты подкидыш? Что твоим родителям тебя подбросили цыгане? Как бы то ни было, этой ночью цыгане увели наших лошадей, оставив взамен двух гусей. Вениамин куда-то подевался» — пишет утром Аркадий в дневнике.
Аркадий опрашивает отца Лариски.
Лёнька Паломников убит горем и постоянно пьян. От него нельзя добиться ничего, кроме протяжной народной песни про валуи.
Аркадий выходит на край городка. Его пьянит запах зрелых валуёв. Что неудивительно – проходящий мимо Адик замечает, что валуи содержат алкоголь и бродят. Князь спрашивает его о Вениамине, на что Адик отвечает, что не знает никого с этим именем.
Адик относит захмелевшего Аркадия в трактир, где местные музыканты играют прогрессивную композицию «Валуи»:
«валуи валуи
тЫнда тЫнда тындА
валуи валуи
тЫнда тЫнда тындА»
Внезапно музыканты исчезают и на их месте появляется огромный ёж.
— Отэ тидохсиорп авонс, — говорит он.
— Авонс? – переспрашивает Аркадий. Он видит, что все люди исчезли, а сквозь зал трактира проступают полупроразчные бревенчатые стены. Аркадий сидит в кожаном кресле.
— АВОНС! – громко произносит еж и исчезает.
На его месте появляется зловещий усатый человек в кавалерийском мундире и говорит: «Янем тувоз Хирнег Ебуатш. Он ядл ябет – БУБА!» и хохочет.
Аркадий вскакивает, но фигура в мундире бросается прочь.

***

Аркадий снова просыпается в арендованной комнате. Повсюду разбросаны сорочки со свекольными пятнами. Он одевается и спускается в зал.
За стойкой Люся наливает ему чертовски пинту хорошего узвара. Аркадий спрашивает ее, не появлялся ли Вениамин. Люся отвечает, что Вениамин не появлялся и робко уточняет о каком Вениамине идет речь. Аркадий говорит, что о брате. Люся расспрашивает его о Вениамине. Аркадий пытается вспомнить, когда он впервые познакомился с братом. Приходит полицмейстер и выдает Аркадию аванс за расследование – оказывается, накануне он подрядился сыскать убийцу Лариски.
Аркадий вспоминает о синей Дусе – своей визави. Вспоминает он главным образом то, что не может вспомнить, кто это. Люся сообщает, что узвар готовят из дубовых опилок, сосновых иголок и некоего загадочного ингредиента, не поддающегося идентификации.
Полицмейстер и захмелевший князь выходят подышать свежим воздухом. По улице идет пожилая женщина с поленом. Он видит Аркадия и говорит: «Получил аванс?»
Аркадий спрашивает ее, откуда она знает про аванс.
Женщина говорит, что об этом весь Плёс знает, вплоть до полена.
Аркадий интересуется, кто может помочь с расследованием. Женщина говорит, что даже полено знает, что с таким вопросом надо обратиться к коренному жителю. Аркадий предлагает купить у женщины столь мудрое полено, а когда та отказывается — пытается выхватить полено из ее рук.
В ответ женщина дает Аркадию поленом по голове. Плёс кружится вокруг Аркадия и он вдруг обнаруживает себя в бревенчатом помещении и понимает, что это – огромный овин.
Там его уже поджидает еж, который сообщает: «Исуг – ен исубаб» и кричит «ХОК-ХОК-ХОК».
Слева пританцовывает Буба, который поет песенку:
«Жили у бабуси
два весёлых гуся:
Один — Веня,
Другой – Арка
дий Сигизмун
дович!»
Справа появляется Люська, с улыбкой снимающая с длинной нитки сушеные валуи.

***

Аркадий просыпается в трактире с жуткого похмелья и понимает, что Люська с валуями ему не привиделась – она действительно стоит за стойкой и нанизывает на длинную нить сушеные валуи. Рядом с Аркадием сидит абориген – коренной немец Поволжья доктор Альфред Иванович Кох.
Кох сообщает, что они пьют вместе уже третий день и что гуси – не бабуси, после чего засыпает.
Аркадий залпом осушает полуторавёдерный ковш узвара и нетвердой, но целеустремленной походкой направляется к дому женщины с поленом. Женщина сообщает, что давно растопила поленом печку и отрицает наличие у нее гусей.
Аркадий обходит все дома в Плёсе, рассчитывает модель Альтмана и методом исключения выясняет, что гуси не только не бабуси, но и не дедуси, и не мамуси, и не папуси.
— Не грузи, — прерывает безысходный монолог Аркадия абориген Кох. – Запомни: гуси – не тех, чьих кажутся!
Аркадий мгновенно трезвеет.
Кох рассказывает ему, что по легенде его предков существуют и другие миры. Есть предание о месте, которое называется Черный Овин. Каждый должен пройти через него на пути к совершенству. Там человек встречается с воплощением своей тени. Путь к овину скрыт за четвертым литром отвара валуёв. Аркадий понимает, что Ленька попал в овин, ведь неизвестный компонент фирменного плёсского узвара, который Паломников постоянно пил, – сушеные валуи. Там в него вселился Буба, который и удавил Лариску.
Аркадий выходит из трактира, подходит к гигантскому грибу и вгрызается в его сырую плоть.
В Овине Буба начинает корчится от ярости и кричит: «Огниво! Огниво! ОГНИВО ДАЙ КУРИТЬ ХОЧУ!»
Аркадий попадает в Овин и видит ежа, который кричит ему «Йидакра! Синчо!»
«Оч?» — переспрашивает Аркадий.
Еж превращается в Вениамина и убегает в темноту Овина.
Штаубе-Буба кидается на Аркадия.
Аркадий в ответ применяет тактику боевого анапеста.
Буба рычит и призывает «Из Анакреонта».
Материализуются пламенные гусли и воспламеняют Овин.
Строение пылает зеленым пламенем.
Аркадий в огне видит число 1842 и лабиринт расходящихся от него путей.
Воспользовавшийся заминкой Штаубе бьет Аркадия кулаком в глаз.
Аркадий хватается за голову… и падает прямо в руки доктора Коха. В зале трактира вокруг них собрались все герои: полицмейстер, Адик с Люской, Ленька в кандалах, женщина без полена и 47 гусей в шахматном порядке.
Князь приходит в себя.
— Всё нормалёк, — сообщает он встревоженному доктору, но на секунду на его губе появляется отблеск кавалерийских усищ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *