Серия 1. Многорукий бог Шарьи

9

Россия, 1905 год.
Вид с высоты птичьего полета.
Паровоз Овечка стремительно несется по новой магистрали Вятка-Вологда, оглашая веселыми гудками зимнюю тайгу.
На тысячи километров раскинулась на западе России обширная Восточно-Европейская равнина. Далеко-далеко от Москвы в лесном Заволжье по реке Ветлуге расположен Шарьинский район, а в нем – равноудаленный на триста километров от больших городов сказочный, будто пряничный домик, молодой город Шарья, где не только овцы, но и не то, чем кажутся…

— Аркадий, заткнись! Нажрался – лежи смирно!

— Но позволь, Веня!

— Не позволю! Нам нужно выбираться из этой глуши. Никакой Шарьи!

— Но это же город-сад! Самый новый город в империи, со стальным сердцем и прекрасными пирогами!

— Освободи меня от своих гастрономических изысканий! Мне хватило Вятки. На кой черт мы вообще потратили месяц на эту экспедицию, если там ничего нет?

— Зато мы имели возможность изучить ничего. Ведущие западные мыслители, философы и алхимики не могут позволить себе такой роскоши. Они строят умственные эксперименты, ругаются, рвут друг другу бороды – а мы с тобой, Веня, подумай только: взяли билеты – и нас уж несут в снежное ничто пятьдесят две с половиной тонны металла…

— Твой восторг, сдается мне, происходит скорее от хреновухи, что ты пил на перроне с провожающими нас суфражистками. О Боже, кажется, кто-то стучится в купе! Неужели одна из твоих провожающих не успела сойти?

Браться прекращают спорить, Вениамин открывает дверь купе.
На пороге стоит красивая девушка эмансипе. Поезд резко тормозит, дергаясь всем телом, и Вениамин с девушкой сталкиваются лбами.

Между ними спецэффектно проскакивает искра.

Также в поезде братья знакомятся с начальником нового локомотивного депо Шарьи Генрихом Ивановичем Штаубе. Он зовет братьев посетить новый город и оценить чудо техники – призрачный поезд Люмьеров, увиденный им на XVI Всероссийской промышленной и художественной выставке в Нижнем Новгороде в 1896 году и выкупленный на деньги паровозного общества Шарьи.

Братья соглашаются.

На торжественном приеме, устроенном в честь визита Дрелингов в паровозном депо Шарьи, выясняется, что бесследно исчез главный инженер депо Крохотов. На вопросы братьев присутствующие отвечают уклончиво.

Аркадий пьет со Штаубе водку и играет в преферанс.

Вениамин выходит на рельсы подышать свежим воздухом и видит в лучах паровозных прожекторов женский силуэт. Он думает, что это Фрося, и окликает ее, но женщина убегает.
Вениамин пытается догнать беглянку. Погоня идет вдоль огородов, мимо кладбища и выходит на заснеженную дорогу, освещенную полной луной.

В серебряном свете луны женщина исчезает. Вениамин слышит далекий отзвук мотора. Он оглядывается и видит: по ночной заледеневшей трассе на него несется огромный металлический зверь с горящими галогенками вместо глаз.
Дрелинг бросается на дорогу, прижимается к земле, и зверь проносится над ним. Вениамин встает, окутанный зловонным облаком сизого дыма. Зверя нет, но на снегу осталось два длинных следа, напоминающих змеиные.

Тем временем князь и счетовод Аркадий, воспользовавшись тем, что все гости приема по старинному обычаю напились до беспамятства, быстро подводит баланс и приходит к зловещему выводу: пропажи инженеров в Шарье начались с момента открытия депо, которое открылось с момента основания города.
Он будит старого стрелочника Трифона, который рассказывает легенду, передававшуюся слесарями Северной железной дороги из поколения в поколение: легенду о многоруком боге Шарьи.

Тысячелетия назад на берега Ветлуги пришел народ, прозванный луговой черемисой. Они строили селения, обрабатывали землю, сеяли жмых и много воевали, обороняя скудную землю от лихих захватчиков, которые всё, было, пытались обойти эти бедные и бесполезные места стороной, но всегда становились добычей храбрых черемисских воинов. Благоволил черемисам сам великий Многорукий Бог, ненасытный владыка лесов, хозяин тины и повелитель просёлков. Он делал лесные дороги быстрыми только для черемисов, благодаря чему захватчики никогда не могли убежать от доблестного черемисского войска.

В этот момент возвращается Вениамин. Он говорит, что в другой руке у многорукого бога Шарьи – ПАЗик.
Трифон шепчет: «рука – одна, но всегда другая». В этот момент прилетает и втыкается Трифону в шею дротик со спиртом.
Стрелочник умирает в корчах алкогольной интоксикации.
Братьев оглушает черно-белая вспышка, и они теряют сознание.

Вениамин приходит в себя в огромной пещере, покрытой ужасными изображениями. С древних времен она использовалась как святилище Многорукого Бога, и расписывать ее могли только самые безрукие из черемисов, потому что показаться с руками в присутствии бога – святотатство. Жрецы бога также ведут службу со связанными руками.

Это сообщает Вениамину Генрих Штаубе, который оказывается верховным жрецом и более того – отцом Фроси.
Ефросинья Молох на самом деле – жрица ПАЗа по имени Суламифь, проживающая по древней традиции со своим отцом в грехе и ржавом инцесте.
Это Генрих оглушил братьев призрачным поездом Люмьеров и привез их в бессознательном состоянии в святилище, чтобы придать в жертву.
Многорукий Бог недоволен появлением железной дороги – это угроза его существованию и подрывает культ ПАЗа. Поэтому он требует регулярно ритуально умерщвлять инженеров.

Генрих и Ефросинья связывают друг другу руки и начинают ритуал: капают машинное масло в черепа преданных в жертву инженеров, пьют бензин и вступают в ржавое соитие.
Нетрезвый Аркадий просыпается и требует продолжения банкета.
Вениамин взывает к совести Фроси. Та пьет бензин и громко рыгает огнем.
Появляется Многорукий Бог.
Аркадий громко просит Штаубе еще раз показать призрачный поезд.
Бог в недоумении громогласно спрашивает, о чем речь.
Штаубе клянется, что не знает о чем речь, но Вениамин доползает до вещей, сброшенных Генрихом, дабы войти в ржавый инцест, и зубами крутит ручку аппарата Люмьеров.
Появляется призрачный поезд.
Многорукий Бог выставляет вперед единственную руку с ПАЗиком.
Поезд сталкивается с автобусом, происходит взрыв.
Генриха и Ефросинью убивает отлетевшим в сторону в результате взрыва карбюратором от ЗМЗ-5234.10.

На останках капища в живых остаются только лежавшие на полу Дрелинги.

Утром члены паровозного общества благодарят братьев за освобождение Шарьи. Они договариваются сохранить эту историю в тайне. На месте капища мистическим образом образуется первый в Костромской губернии нерегулируемый железнодорожный переезд.
Братья уезжают на поезде дальше.

Легенда о Многоруком Боге Шарьи остается секретом, неизвестным и неизреченным, повисшим в морозном кристальном шарьинском воздухе и разбившимся на миллионы шепотов в бескрайних еловых лесах…

— Аркадий, заткнись! Нажрался – лежи смирно!

— Но позволь, Веня!..

Конец первой серии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *