Серия 2. Костроманджи

нипанятное 2

Россия, 1899 год.
Вид с высоты птичьего полета.
Камера летит над кажущимся бесконечным лесом.
В прежние времена Костромская губерния обладала еще большей, чем в настоящем, лесистостью, представляя картину почти сплошного пустынно-лесного пространства. Почти непрерывные леса покрывали пространство между Двиной, Корелой, Московией и Соловками. На том месте, где в настоящее время находится Макарьев, до 1439 г. была совершенная пустыня, покрытая непроходимым лесом, состоящим из дубов, сосен и лиственниц. На месте нынешнего Солигалича существовали дремучие леса, среди которых в 1335 г. и был основан Галичским князем Феодором Симеоновичем монастырь…
— Аркаша, тебя еще не тошнит от лес, лесной, леса, чащи, чащобы, лесное пространство?
— Веня, я тебя умоляю. Ну, о чем тут еще говорить? Лес да комарьё.
— Если ты не заткнешься, я тебя таки ударю.

Братья Дрелинги (Вениамин Феоктистович — либерал и шахматист, Аркадий Сигизмундович – князь и счетовод) на телеге с мужиком подъезжают к Солигаличу, соли земли костромской…

— Аркадий, заткнись. Твои метафоры протухли еще в 30-е годы. Кроме того, я все еще сердит на тебя за этот поход.
— Информация о звездном металле была правдой, клянусь тебе! Тот merveilleux capitaine не мог соврать! Такой приличный человек, и без ноги! Поверь, он не стал бы обманывать!
Братья заходят в солигаличский трактир «Лесной царь». Играет соответствующий трек Шуберта в залихватском исполнении ложечника. Мужики пьют квас. Братья заказывают потроха и присаживаются за столик в углу зала.
К ним подходят евреи-шулеры Лев и Аарон: Рубинштейн и Соркин. Ложечник заходится в экстатическом стаккато.
Они предлагают сыграть в традиционную игру аборигенов – Костроманджи.
Инвентарь состоит из игровой доски в клетку, охотничьих лыж, свистка и хохломского дрейдла.
Аркадий вопреки скептической реакции Вениамина соглашается. Братья берут литр, евреи берут два, ложечника хватает апоплексический удар.
Лев и Аарон выпивают литр и пропускают ход.
Аркадий выпивает литр и запускает дрейдл.
Дрейдл крутится все быстрее и создает смерч. Смерч затягивает Аркадия. Вениамин пытается ухватиться за стол, но его засасывает в воронку и свет меркнет.
Аркадий открывает глаза. Вокруг насколько хватает глаз – бесконечный костромские джунгли из елок. Аркадий видит перед собой красивую полуодетую женщину и удивляется.
Вениамин открывает глаза и видит перед собой саблезубого гуся. Вениамин удивляется.
— Где я, — хором произносят женщина и гусь и вдруг понимают, что они – братья Дрелинги, которых Костроманджи превратила в персонажей.
Вениамин пытается ударить Аркадия за то, что он втянул их в игру. Аркадий в ответ бьет его по лицу крылом. Внезапно в ближайший ствол ели вонзается кровожадный гарпун. С ужасным треском сквозь ветви к братьям выходит рыбак в полном облачении: болотных сапогах, панамке и резиновой лодке, привязанной к спине. Он неразборчиво кричит что-то о поэзии русского языческого культа. Братья бросаются бежать, а рыбак извлекает из дерева кровожадный гарпун и бросается в погоню.
Братья бегут по лесу. Вениамин хватает Аркадия под мышку, чтобы бежать быстрее, но ему мешает грудь четвертого размера, выскакивающая из сарафана при любом удобном случае. Аркадий рефлексивно пытается ее укусить. Рыбак догоняет братьев, но в этот момент на еловой лиане откуда-то сверху спускается дикарь и забрасывает рыбака шишками. Тот слепнет от шаблонности сюжетного хода.
Дикарь обращается к братьям на чистейшем амфибрахии и требует следовать за ним. Дрелинги ужасаются, однако следуют.
В уютной пещере с видом на елки дикарь рассказывает, что его зовут Василием и что он посетил Кострому в июне 1837 года в свите цесаревича Александра и сыграл в трактире с евреями, после чего очнулся в костромских джунглях. Братья рассказывают, что с момента его пропажи прошло 62 года и амфибрахий больше не актуален. Дикарь переходит на ямбы, что существенно облегчает общение. Оказывается, что в кармане сарафана Вениамина лежит дрейдл.
Дикарь поясняет, что он нужен для завершения игры. Герои решают закончить партию.

Братья замирают, дикарь раскручивает дрейдл — и на них, насвистывая «Январь. У камелька» Петра Ильича Чайковского, нападают огромные комары.

Они спасаются от комаров, нырнув в болото. Под водой Вениамин снова раскручивает дрейдл.

Братья выныривают из болота и на них нападают огромные комары.
Они убегают, Аркадий клювом делает следующий ход.
На них нападают огромные комары.
Дикарь Василий поясняет, что в костромских джунглях нет обезьян, носорогов и львов — там есть комары. И рыбаки. Озверевшие. Потому что рыбы тоже нет, а комары есть.
Вениамин замечает, что каждый раз, когда они раскручивают дрейдл, он падает буквой «пей»* вверх. Поэтому-то игра никогда не заканчивается.
Вениамин выбирает Аркадию зубы и подтачивает ими дрейдл, так что остается только одна грань — с буквой «нун»**.
Василий раскручивает дрейдл и на героев нападают комары.
Аркадий понимает, что надо просто перебить комаров, потому что дальше слушать «Январь. У камелька» становится просто невыносимо.
Выясняется, что дикарь спасший их — Василий Андреевич Жуковский.
Он пишет оду на еловых лапах, чтобы затравить комаров.
Но в этот момент их находит рыбак и пытается загарпунить Аркадия, раня его.
Вениамин бросается на рыбака. Тот не видел бабы с 1848 года, когда, будучи проездом в Костроме, сыграл с евреями в Костроманджи.
Завязывается борьба.
Улучив момент, Аркадий вытаскивает клювом из кармана снятых в пылу схватки портков…
Порток…
Короче, штанов, огниво.
Дикарь высекает искру и поджигает еловые ветви, на которых написана ода.
Валит романтичный дым.
Комары в корчах умирают.
Дикарь исчезает, рыбак растворяется со словами: «Живите, живите все! Вам надо жить, а мне надо… умереть… Я ни на кого не жалуюсь, ни на кого не обижаюсь… вы все хорошие люди… я вас всех… всех люблю» и посылает присутствующим поцелуй.
Все возвращаются в свое время.
Дрелинги оказываются в том же трактире, где играли со Львом и Аароном в Костроманджи.
Братья бьют им морды, попутно изобретая русский антисемитизм, и выбрасывают игру в Волгу.
Вид с высоты птичьего полета.
Камера летит над кажущимся бесконечным лесом.
По лесной дороге вдоль Солигаличско-Сухонского мегавала в окружении цветущих башмачков, луковичных калипсо и сибирских адонисов едут на телеге с мужиком братья Дрелинги.
Путь их пролегает на юг, на поиски клада легендарного атамана Степана Разина, что сгубил княжну, но не предал настоящего мужского братства. Хотя причандалы у нее были что надо. Да и у тебя, Веня. Не был бы я гусем…
— Можешь ты помолчать хоть пять минут? Аркадий, поистине, невыносимо же. Если ты не заткнешься, я тебя таки ударю…
Камера уходит в расфокус.

Спустя 100 лет Костроманджи выбрасывает на морской берег, где её находят две прогуливающиеся по галечному пляжу девушки, говорящие на украинском языке.
Они в шутку раскручивают дрейдл и на берег высаживаются вежливые люди в камуфляже.
Всех начинают кусать комары, их предводитель неуловимо и зловеще напоминает Генриха Штаубе.

Так вот, вторую играет Меган Фокс.

_____________________________________________

*«Пей» (פ) — первая буква слова «по» — «тут».
**«Нун» (נ) — первая буква слова «нес» — «чудо».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *